Cover

ЗАПАХ ЛАВАНДЫ

 

 

 

ИЗМЕНЧИВАЯ МОДА

 

БОЛЬШЕ ВСЕГО

 

ЗАПАХ ЛАВАНДЫ

 

 

 

https://vk.com/natalie.degen.writer
    https://www.facebook.com/writer.natalie.degen

 

 

ИЗМЕНЧИВАЯ МОДА

 

Утреннее предрассветное солнце ещё скользит по невыспавшимся лицам торопящейся толпы, а я уже ищу его своим внимательным взглядом, нетерпеливо подгоняя радость долгожданной встречи, мысленно расталкивая безликих прохожих. Мне кажется, сегодня он будет в сером, ему поразительно идёт серый цвет. Я бы даже сказала, вся серая гамма, будь то мышиный, графитовый или серо-голубой. Однако, признаюсь, цвет не важен, его невозможно не выделить из толпы, в этом заслуга не его стройной, хорошо сложенной фигуры, лёгкого, пружинистого шага или всегда подобранного в тон гардероба. Глаза, его взгляд, не поверхностный, не оценочный и не циничный, а вдумчивый и в то же время открытый, превозносит его над окружающим безразличием, заставляет смотреть ему вслед, бесконечно сожалея, что его рука сжимает какую-то бездушную, не понимающую своего счастья папку, а не твою кисть. Мы не знакомы, но мне кажется, его зовут Анри.

Я часто представляю, как мы идём вместе, выйдя из одной двери, выпив из одной чашки, распахнув одно одеяло. Он держит меня за руку или я висну на его локте, смешно перебирая ногами, чтобы подоспеть ему в такт. Мне приходится торопливо подпрыгивать, чтобы ступать, как и он, с правой. Мне всё хочется делать сообща, он поворачивает голову, переходя дорогу, я следую его движению, но не обращаю внимания на бесконечный поток машин, а рассматриваю его затылок. Мне не важно знать, когда загорится зелёный, я ступлю на дорогу, точно следуя его шагу. Я не хочу независимости и собственных решений, мне приятно раствориться в нём.

 

На углу нам нужно расстаться, он прикасается своими тёплыми губами к моей левой щеке, мне, как всегда, мало, я дурачусь и, зажмурившись, подставляю правую, потом снова левую, и не даю ему двинуться с места, крепко сжимая его ладонь. Какая глупость - расставания?.. Нет, нет, всё не так! Мы не расстаёмся на углу, ломаю я ход своих мыслей, нам `не к чему расставаться, мы работаем вместе, перекраиваю я свой сюжет. Он - дизайнер, ну конечно! Его папка скрывает гениальные эскизы. А я? Что же далаю в его близи я?.. Нет, я не подношу кофе и не заведую его рабочим календарём. У меня высокая миссия, я - его муза. Мои руки кажутся ему нежнее, чем они есть, ноги стройнее, а талия ещё тоньше. Особенно изящными ему представляются мои лодыжки, он прорисовыавает их всегда тщательно, обволакивая моё бумажное изображение в диковинные шелка. Его новую коллекцию ему навеял дух Африки, неотступно следующий за ним с его последней поездки на родину слонов и жирафов. Его?.. Нашей поездки, поправляю я себя. Африка...Что мы делаем в Африке? Мы долго бродим, стаптывая открытые плетёные кожаные сандалии в маленьком незнакомом городке, заходя в каждую встречную лавку в поисках африканских мотивов и без того представленных во всём, что окружает нас. Анри бесконечно прикладывает ко мне все жёлто-рыжие оттенки здешних тканей и в легкомысленной эйфории скупает бесчисленное множество деревянных украшений, которые будут забыты мною в недоступных углах дальних ящиков, не подойдя ни к одному из платьев, что носят в Европе.

Облако придорожной красноватой пыли вырисовывает стройную, шоколадную фигурку с будто продолжающим её сосудом на голове. Мне трудно отвести глаза от этой завораживающей диковинной красоты, но я всё же делаю это, впиваясь ревностным взглядом в Анри. Он не безразличен к темнокожей красотке, ведь он творец... Но она не вдохновляет его, ведь он влюблён в меня. Электрический заряд моей ревности не остаётся незамеченным, Анри лукаво улыбается и, словно заземляя провод, обнимает меня за талию, расставляя всё на свои места. Мне уютно на своём месте, и я тут же воображаю, что африканка, будто признав своё поражение, с завистью разглядывает меня.

 

Мне кажется, будь мы с Анри парой, я бы ревновала его к каждой встречной. Я не сдержанна в своих чувствах, поспешные решения мне принять гораздо проще, чем обдумать ситуацию, взвесив эмоции на холодных весах разума. Наши отношения не могли бы быть ровными, ведь за гладкостью прячется равнодушие. Я представляю свою обиду, медленно растекающуюся по моему телу, услышь я на другом конце провода юный женский голос, спрашивающий Анри. Он берёт трубку и, улыбаясь знакомому приветствию, уходит в другую комнату, удаляя меня из ауры интимности их беседы. Конечно, я не выдерживаю тягостности неведения, громко хлопаю дверью и ухожу, в чём была, в ночь. Ночь не ждёт меня, она любит блуждающих парочек, а не одиноко бредущих несчастных влюблённых.

Ледяной ливень, кажущийся мне тёплым, расталкивает припозднившихся прохожих под козырьки подъездов. Меня колют раскрытые чужие зонты, а я иду в никуда, словно не чувствуя, что промокла насквозь. В конце мгновенно опустевшей улицы луна разглядывает мужскую фигуру, никуда не спешащую, как и я. Он ещё очень далеко, но я чувствую, что это Анри. Я ещё не вижу, но уже понимаю, что он улыбается мне, неожиданно закрывая свой зонт. Мы стоим на разных концах пути, промокнув до костей, но не желая прятаться под козырьки ни от нежданного дождя, ни от непредсказуемых чувств. Пожалуй, влюблённым не вредно ссориться, ведь иначе им никогда не почувствовать сладости примирения…

 

-Кто? Кто свалил эту гору кофточек в полоску в самом центре?! - сотрясает негодующий голос весь первый этаж женского отдела, вырывая меня из выдуманного ночного ливня и объятий Анри. Это мсьё Пишо, разрешите представить, многоуважаемый, но малолюбимый директор нашей "Трише-Галери".

-Кому? Кому нужна сейчас ваша полоска? Го-ро-шек! Горошек и рюши - фавориты этого сезона, глупые индюшки! - продолжает злобную тираду директор.

Кстати, эту же фразу, с точностью до наоборот, он горланил прошлой весной, превознося именно полоску на пик современнй моды.

-Какого мужчину вы, нарядившись к ужину, привлечёте сегодня полоской? Капитана дальнего плавания? У него и так от неё рябит в глазах!

Жен-ствен-ность, в этом сезоне модна женственность! Мы окунём её с ног до головы в горошек и обвяжем рюшью! Вуаля! И кавалер - ваш, сдавшись без боя, - пообещал и сам в этом сомневающийся, но не

Imprint

Publisher: BookRix GmbH & Co. KG

Publication Date: 03-14-2016
ISBN: 978-3-7396-4318-2

All Rights Reserved

Next Page
Page 1 /